17 глава мцыри Текст

17 глава мцыри Текст

  1. Кругом гордо возвышались заснеженные вершины. На горе стоял монастырь. Там жили тибетские монахи и ели свою похлбку из чечевицы. Дело было на Кавказе. Там шибко красиво, потому что там есть природа и пейзажи. А это здорово влияет на характер романтиков. Там и Лермонтов был и в его башку лезли стихи и поэмы. Он ничего не мог с ними поделать и однажды отнс их в газету, чтобы напечатали на беду нынешним школьникам. В один прекрасный день, когда солнце уже клонилось к закату, в ворота монастыря зашл Мцыри и направился прямо к Ламе в упочивальню. Но не дошл. Из-за угла выскочила тигра и слопала бедного Мцыри. И шибко красивая природа ему не помогла. Тигра не любил природу, а только мясо. С тех пор над морем, вблизи этого монастыря, гордо реет буревестник, яркой молнии подобный и сеет страх на всех. А тот тигра потом стал старый и сошл с ума, и бросился он со скалы и разбил свою башку об камни. В разные стороны брызнула кровь и на том месте, куда она попала, там выросли тюльпаны. Такой пейзаж открылся—я тебе дам! Туда приходил Лермонтов и рвал их своей любимой Пенелопе. Но это не принесло им счася и он застрелился в Чрной балке, так и не познав прелестей любви, за что был осуждн посмертно на вечные муки Архимадритом Каином 4-м в 1889 году. А тот монастырь потом разобрали и перенесли на Тибет на 400-х мулах и 200-х монгольских лошадях и написали манускрипт на папирусе про вс это, и стали продавать его русским туристам в Египте за 10 долларов за штуку. Так появилась поэма «Мцыри», которую стали изучать в советской школе, а потом и в наше время. Но парнеги и тлги не хотят учить литературу и просят написать им на Ответах сочинение типа изложения про Мцыри, которому так и не удалось убежать из монастыря. Нет печальней повести на свете. Чем эта…
  2. 17

    Я ждал. И вот в тени ночной
    Врага почуял он, и вой
    Протяжный, жалобный как стон
    Раздался вдруг… и начал он
    Сердито лапой рыть песок,
    Встал на дыбы, потом прилег,
    И первый бешеный скачок
    Мне страшной смертию грозил…
    Но я его предупредил.
    Удар мой верен был и скор.
    Надежный сук мой, как топор,
    Широкий лоб его рассек…
    Он застонал, как человек,
    И опрокинулся. Но вновь,
    Хотя лила из раны кровь
    Густой, широкою волной,
    Бой закипел, смертельный бой!

Добавить комментарий